При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Расхитители брежневских времен

Расхитители брежневских времен

В советское время самыми «жульническими» объектами нашего народного хозяйства традиционно считались учреждения торговли и общественного питания. Отчасти так это и было на самом деле, однако рассекреченные ныне документы показывают, что во времена правления Хрущева и Брежнева не меньшие по масштабам хищения социалистической собственности вскрывались также и на промышленных предприятиях, в том числе на заводах, относящихся к оборонным отраслям. Об этом мы теперь можем узнать из материалов архива Самарского областного суда.

Наживались на пластмассе

Полвека назад это уголовное дело стало настоящим потрясением для технической интеллигенции и советско-партийных органов Куйбышевской области. В те же самые весенние дни 1961 года, когда вся страна находилась под впечатлением от успешного полета в космос Юрия Гагарина, на жесткую скамью подсудимых в самом большом зале областного суда сели сразу 16 обвиняемых в хищениях. В их числе была вся руководящая верхушка Куйбышевской фабрики пластмассовых изделий, относящейся к Министерству местной промышленности (рис. 1).

Среди них оказались директор предприятия Сергей Куклин, главный инженер Иосиф Дольф, начальник отдела снабжения и сбыта Моисей Шифрис, заведующие складами Николай Шеин и Лев Финкельштейн и начальник цеха № 1 Шмуль Ширман. Кроме того, обвинение было предъявлено и отдельным руководителям среднего звена фабрики, а также нескольким директорам магазинов, через которые сбывалась «левая» продукция предприятия.

В середине 50-х годов значительные средства в нашей стране были направлены на химизацию ведущих отраслей экономики, что было одним из важных пунктов семилетнего плана развития народного хозяйства СССР, принятого по инициативе тогдашнего Первого секретаря ЦК КПСС Никиты Хрущева. Фабрики по изготовлению пластмассовых изделий тогда были построены во многих областных центрах, и главной их задачей стал выпуск товаров народного потребления из новых для того времени полимерных материалов – продуктов нефте- и газопереработки.

Понятно, какой огромной популярностью в то время пользовались только-только появившиеся в продаже дамские пояса и сумочки из кожзаменителя, пластиковая посуда и яркие игрушки, всевозможные клеёнки и салфетки, полиэтиленовые плёнки и пакеты – словом, все те изделия, которые сейчас являются повседневными предметами нашего быта. Но полвека назад такие товары, едва войдя в моду, сразу же стали в нашей стране страшным дефицитом и предметом особой гордости для их обладателей.

На этой волне повышенного спроса и стали делать свой «маленький бизнес» дельцы с Куйбышевской фабрики пластмассовых изделий. Здесь необходимо отметить, что большинство деяний, совершенных фигурантами этого дела, в наше рыночное время уже в принципе не являются преступлениями. Но полвека назад излишне предприимчивых хозяйственников за эти дела отправляли в «места не столь отдаленные», поскольку все промышленные предприятия в нашей стране тогда являлись государственной собственностью.

Основным способом хищений на фабрике, как уже сказано выше, было изготовление неучтенной продукции с ее последующим сбытом через доверенных директоров магазинов. А чтобы создавать такие излишки товаров, здесь проводились махинации с отчетностью. Так, на фабрике значительно завышались цифры расхода материалов на единицу продукции, списывались в брак большие партии качественных изделий, а еще регулярно закупалось «на стороне» сырье, из которого на предприятии опять же шили неучтенные сумки, куртки, женские пояса, шляпки и прочие дефицитные товары. Полученные затем от магазинов деньги жулики делили между собой.

Как выяснило следствие, хищения на фабрике пластмассовых изделий происходили в течение 1958-1960 годов, и за это время они составили фантастическую сумму – свыше 730 тысяч рублей. Эта цифра выглядела огромной даже после «хрущевской» денежной реформы 1961 года, когда номинал всех советских купюр уменьшился в 10 раз. Стоит напомнить, что в те времена зарплата среднего служащего колебалась в пределах 60-80 рублей в месяц, средняя пенсия не превышала 40 рублей, а колхозники в то время пенсию не получали вообще.

Буханка хлеба после денежной реформы стоила 12-16 копеек, бутылка водки – 2 рубля 12 копеек, а за только что появившийся в то время автомобиль ГАЗ-21 «Волга» нужно было заплатить 4,5 тысячи рублей. Поэтому понятно, как простой советский обыватель тогда смотрел на фабричных жуликов, которые имели месячный «левый» доход в размере от 400 до 600 рублей, а некоторые – до 1000 рублей в «новых» ценах.

Решением областного суда за хищения государственного имущества в особо крупных размерах Куклин и Ширман были приговорены к 15 годам, а Дольф и Штейнберг – к 10 годам лишения свободы в колонии строгого режима, все – с конфискацией имущества. Сроки от 8 до 10 лет также получили другие осужденные работники этого предприятия, а директора магазинов, через которые сбывалась неучтенная продукция фабрики – от 2 до 5 лет (Архив Самарского областного суда. Дело № 2-25/1961 г.).

 

О себе тоже не забывали

В 60-е годы бывалые хозяйственники были воодушевлены реформаторскими начинаниями тогдашнего председателя правительства страны Алексея Косыгина. Как известно, советский премьер-министр в это время предложил серьезно изменить механизмы управления экономикой СССР, в том числе поощрить хозяйственную инициативу на фабриках и заводах. Сейчас мы знаем, что эти идеи Косыгина в большинстве своем так и не были претворены в жизнь, и многие руководители в то время вынуждены были заниматься «теневым предпринимательством» на свой страхи риск.

Итогом такой «инициативы» нередко становились громкие уголовные дела. Например, в июне 1973 года на скамью подсудимых областного суда правоохранители отправили сразу 21 расхитителя социалистической собственности, замешанных в хищениях финансовых средств на Куйбышевском нефтеперерабатывающем заводе (рис. 2).

Среди них были два руководителя заводской ТЭЦ – действующий на тот момент начальник теплоэлектроцентрали Давид Полугаевский, и уже находящийся в отставке его предшественник Светозар Лозовский. Вместе с ними под следствием и судом оказались несколько начальников участков различных ремонтных и монтажных управлений – Елизар Бахнов, Юрий Чернышков, Александр Ежов, Виктор Никонов и другие.

Представителям завода вменялись в вину махинации с оплатой ремонтных работ на ТЭЦ в течение 1968-1972 годов, а строителям – получение незаконно начисленных денег. Здесь регулярно происходили случаи, когда начальники ТЭЦ подписывали ведомости на зарплату, в которых фигурировало, к примеру, 50 фамилий монтажников, а реально на объект выходило лишь 20 человек. На следствии хозяйственные руководители объясняли, что они шли на нарушения потому, что рабочие РСУ отказывались делать ремонт за маленькую зарплату. Лишь благодаря таким махинациям люди могли получить по 150-170 процентов от своего обычного оклада. При этом довольны были обе стороны, потому что работы всегда выполнялись качественно и в срок.

Всего за несколько лет на НПЗ подобным образом ремонтникам было переплачено почти 18 тысяч рублей, что следствие расценило как хищение государственных средств в особо крупных размерах. Правда, при этом было установлено, что Полугаевский и Лозовский не забывали и себя: после каждого подобного ремонта начальники участков «отстегивали» им от 800 до 1000 рублей, которые они собирали с рабочих.

Решением областного суда за организацию хищений Полугаевский был приговорен к 12 годам, а Лозовский – к 8 годам лишения свободы, оба с конфискацией имущества. Начальники РСУ, замешанные в махинациях с зарплатой, получили от 6 до 8 лет лишения. Пострадали также и несколько рядовых рабочих, получавших незаконно начисленные деньги. Суд приговорил некоторых из них к условному заключению на срок от 1 до 2 лет (Архив Самарского областного суда. Дело Полугаевского и др. от 14 июня 1973 года).

А в феврале 1980 года в областном суде слушалось еще одно такое же уголовное дело, возбужденное в отношении руководителей Тольяттинской ТЭЦ во главе с ее директором Валерием Каюковым, а также начальников ремонтных и монтажных организаций Алексея Силухина, Владимира Грицевского, Александра Елашева и других. В этом случае к уголовной ответственности было привлечено 19 человек, в вину которым вменялось хищение финансовых средств в виде переплат за ремонтные и прочие работы на общую сумму почти 158 тысяч рублей.

В ходе судебных слушаний главным виновником махинаций был признан вовсе не Каюков, а начальник турбинного цеха ТЭЦ Михаил Казунин, который, как оказалось, при начислении зарплаты не забывал также и о себе, незаконно получая от 300 до 500 рублей в месяц. Решением суда он был приговорен к 11 годам лишения свободы с конфискацией имущества, а другие фигуранты дела – на сроки от 4 до 8 лет. Что же касается Каюкова, то его главной виной было признано отсутствие надлежащего контроля за подчиненными. Бывший директор ТЭЦ по приговору суда получил 5 лет заключения, но в связи с очередной амнистией от отбытия наказания был освобожден (Архив Самарского областного суда. Дело № 2-8/1980 г.).

 

Махинаторы из бухгалтерии

(Архив Самарского областного суда. Дело № 02-03/1986 г.).

Но самый крупный по размерам за всю вторую половину ХХ века ущерб от действий расхитителей в нашей области был выявлен в начале 80-х годов на Куйбышевском заводе аэродромного оборудования (КЗАО). В данном случае следователи имели дело не с какими-то хозяйственными инициативами, совершаемыми для помощи своему предприятию, а с самым обычным воровством денег для собственного кармана (рис. 3).

Как это и должно быть по закону жанра, хищениями на КЗАО в период с 1981 по 1985 годы занимались люди, наиболее приближенные к финансовым потокам – работники заводской бухгалтерии во главе с ее руководителем Николаем Петряшиным.

Впрочем, в ходе следствия выяснилось, что основными движущими силами всех финансовых махинаций на предприятии был вовсе не главбух, а его заместитель Тамара Пуро и кассир Раиса Люсова, а помогали им рядовые бухгалтеры Нина Митина и Надежда Баскакова. Оказалось, что за неполных четыре года действовавшая на КЗАО преступная группа в общей сложности сумела украсть более 256 тысяч рублей государственных средств.

Это выглядит удивительно, но хищения здесь совершались не какими-то хитроумными, а самыми банальными способами (рис. 4).

Например, Люсова и Митина по прямому указанию Пуро и при молчаливом согласии Петряшина составляли фиктивные ведомости на выдачу зарплаты, куда они вписывали вымышленныефамилии. Несмотря на то, что это была откровенная «лип», ложные ведомости из месяца в месяц исправно проходили через все контролирующие инстанции, а жулики затем получили по ним уже не «липовые», а вполне реальные советские рубли.

В других документах ловкие бухгалтеры регулярно делали подчистки и исправления, или приписывали в банковских документах лишние цифры, от которых запрашиваемые суммы увеличивались порой на порядок. А Пуро и Люсова через некоторое время настолько потеряли всякое чувство меры, что несколько просто забирали из кассы крупные суммы денег – порой до 15 тысяч рублей. Чтобы покрыть такие недостачи, вороватые финансисты опять же составляли фиктивные документы – например, о выдаче материальной помощи тому или иному работнику, о расходах на спортивные мероприятия и даже на организацию загородных пикников с шашлыками и выпивкой.

Когда эти вопиющие финансовые нарушения наконец были вскрыты, а жулики из бухгалтерии предстали перед судом, большинство заводчан были уверены, что уже скоро машина с зарешеченными окнами приедет и за первыми руководителями предприятия. Однако, по данным следственных органов, в дирекции завода действительно ничего не знали о масштабных махинациях с финансовыми документами, продолжавшимися в течение многих лет. Поэтому к уголовной ответственности по этому делу были привлечены только названная выше бухгалтерская пятерка (рис. 5).

За хищения госимущества в особо крупных размерах суд приговорил Тамару Пуро к 15 годам, а Раису Люсову – 14 годам лишения свободы с конфискацией имущества, а Митину и Баскакову – соответственно к 12 и 8 годам заключении. А вот нерадивый главбух Петряшин был приговорен лишь к годовому условному сроку наказания, поскольку суд признал, что главной его виной были только преступная халатность и отсутствие должного контроля над подчиненными.

Валерий ЕРОФЕЕВ.


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара
    Разместить свою рекламу