При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Огонь, вода и… серебряные трубы

Это чрезвычайное происшествие в 1991 году стало одним из главных потрясений для правоохранительных органов Самарской области. Взломанную дверь спецхранилища на Чапаевском заводе химических удобрений (ЧЗХУ), прозванного на предприятии «серебряной комнатой», вахтер обнаружил ранним утром. Уже первичный осмотр показал, что воры унесли из хранилища не менее семи ящиков чистого серебра высшей пробы «три девятки», общий вес которого составила 149 килограммов. В ценах советского времени стоимость похищенного превысила миллион рублей. Но уже вскоре выяснилось, что это серебро - далеко не все пропавшее с завода (рис. 1).

Незамеченная кража

Необходимо пояснить, откуда на ЧЗХУ вообще оказался благородный металл, да к тому же в таком количестве. Официальное название этого предприятия – завод химических удобрений – отражало его подлинную специализацию лишь в незначительной степени. Конечно же, здесь в числе прочего изготовлялись и различные вещества, применявшиеся в отечественном сельском хозяйстве, но все же основной продукцией завода были компоненты химического оружия, из-за чего название предприятия в советское время нельзя было упоминать в открытой печати. А поскольку многие производственные процессы здесь шли в очень агрессивных средах, в первую очередь в щелочах и кислотах, моментально разъедающих любые металлы, кроме благородных, то немалое количество элементов заводского оборудования изготовляли из серебра, которое имеет более низкую стоимость по сравнению, например, с золотом или платиной.

Как и на любом предприятии, на ЧЗХУ трубы из драгметалла через некоторое время тоже приходят в негодность, после чего демонтируются, описываются строго по акту, и затем сдаются в специальное хранилище. Отсюда их отправляют на спецкомбинат для переработки, где из драгоценного утиля снова отливаются трубы, теплообменники и змеевики детали для химического производства.

Сразу же после установления факта кражи 149 килограммов серебряного лома из заводского хранилища прокуратурой Самарской области было возбуждено уголовное дело по статье 93-1 УК РСФСР (хищение госимущества). В следственную группу вошли также работники областного управления КГБ и уголовного розыска.

Первого подозреваемого оперативники установили уже на следующий день. Им оказался аппаратчик завода 28-летний Сергей Исаев, которого опознала дежурная работница, находившаяся в цехе в ту памятную ночь. Свидетельница пояснила, что, проходя через первый этаж, она увидела Сергея, который нес тяжелый ящик. Задержанный по ее наводке Исаев быстро признался, что в упомянутом ящике действительно было краденое серебро. На допросе расхититель полностью «раскололся», и уже вскоре по его показаниям оперативники вышли на остальных участников преступления.

Но еще раньше следственную группу поджидал сюрприз. Из показаний того же Исаева выяснилось, что кража из спецхранилища ЧЗХУ, совершенная в ночь на 15 июня 1991 года, была далеко не первой. Во всяком случае, так утверждал сам задержанный во время допросов. Оперативники ему поверили далеко не сразу, поскольку другие кражи с этого объекта в милицейских сводках не значились. И лишь после дополнительных проверок и масштабной ревизии, проведенной в спецхранилище, было установлено, что предыдущие хищения здесь все-таки были, но на заводе их, скорее всего, просто… не заметили. А вот умышленно это случилось, или же по служебной халатности, следствие установить так и не смогло.

Зато удалось выяснить, как была совершена кража серебра с предприятия в один из осенних дней 1990 года (более точное ее время определено тоже не было). Вечером дежурный слесарь ЧЗХУ 30-летний Андрей Бочкарев, ранее уже судимый за хулиганство, в цехе № 29 приметил валявшиеся здесь безо всякого присмотра блоки теплообменников с серебряной начинкой, недавно демонтированные и приготовленные к отправке в спецхранилище. При этом Бочкарев обратил внимание, что находившиеся внутри блока трубки из драгметалла уже кто-то пытался отсюда извлечь с помощью газосварки. Почему злоумышленник не забрал серебро сразу – неизвестно, возможно, ему кто-то помешал. Так или иначе, но слесарь решил – чего же добру пропадать, и решил забрать драгметалл домой. По его словам на допросе, первоначально он намеревался сделать из своей добычи… рыболовные блесны.

С помощью зубила и молотка Бочкарев вырубил из блока «совсем немного» трубок, которые тем не менее потянули почти на 30 килограммов. Краденые ценности он сначала спрятал в своем шкафчике для одежды. Затем к дальнейшей транспортировке серебра Бочкарев привлек своего товарища – 29-летнего Игоря Лацигина, работавшего газоспасателем на ЧЗХУ. Вскоре жулики договорились с водителем заводского автобуса, и так они беспрепятственно вывезли всю украденную партию за пределы предприятия.

 

Милиционер-посредник

Теперь ворам нужно было найти покупателя, которому можно было бы продать добытое за приличную цену. Роль посредников при этой сделке решили взять на себя приятели Игоря – нигде не работающий 30-летний Владимир Бежецкий и 25-летний Александр Филатов, член рабочего отряда содействия милиции (РОСМ) города Чапаевска. Для этого они обратились – к кому бы вы думали – к заместителю начальника отдела по борьбе с экономическими преступлениями (ОБЭП) Чапаевского ГОВД, старшему лейтенанту милиции 36-летнему Олегу Браганцу.

Будучи не до конца уверенным в положительном ответе, Александр сначала предложил правоохранителю в шутливой форме поучаствовать в сделке купли-продажи серебряного лома. Однако Браганца это высказывание РОСМовца не только не насторожило, но наоборот – всерьез заинтересовало. В конце концов Филатов без обиняков объяснил сотруднику органов суть дела, и тот дал ему свое согласие на участие в «посреднических услугах», но запросил себе третью часть от суммы реализации. Посовещавшись, подельники согласились платить «крыше», не без основания рассчитывая на помощь заместителя начальника, если о сделке вдруг станет известно тому, кому об этом знать было никак не положено.

Используя свое служебное положение (Браганец как раз курировал по линии ОБЭМ работу чапаевских промышленных предприятий), старший лейтенант быстро нашел покупателя в лице своего давнего знакомого, жителя Армении Оника Торосяна, закупавшего для своего кооператива продукцию на Чапаевском мясокомбинате. Договорившись о цене на краденую продукцию, Торосян отбыл к себе на родину за дензнаками. Но сам забирать металл он не приехал, а прислал в Чапаевск двух своих братьев, а также их знакомого Маргаряна. В подтверждение своих полномочий визитеры Браганцу предъявили рекомендательное письмо от Торосяна-первого. Тот извещал, что задержался в связи с рождением сына, а подателям сего письма, писал он, можно доверять как ему самому.

Акт купли-продажи состоялся недалеко от дома уже упоминавшегося Владимира Бежецкого, в машине покупателей. Но при этом Маргарян, сомневаясь, как бы под видом серебра им не подсунули заурядное олово, попытался было расплавить одну из трубок, держа ее над огнем зажигалки. Для справки: температура плавления олова – 400 градусов (то есть оно становится жидким в самом обычном пламени), а серебра – 800 градусов по Цельсию. Покупаемый армянами металл на зажигалке не плавился, и те успокоились. Обменяв сумку с драгоценным ломом на пакет с деньгами, Владимир Бежецкий и Александр Филатов договорились с «клиентом» уже напрямую, минуя посредника Браганца, что добудут для них кавказцев одну, более крупную партию серебра.

 

Пропавшие ценности

Успешная реализация драгметалла вдохновила молодых людей, но взламывать самим двери «серебряной комнаты» им не очень хотелось. Для «вскрытия» они быстро нашли исполнителя – ранее судимого за изнасилование и хулиганство рабочего все того же завода химудобрений 33-летнего Сергея Попкова. Тот, в свою очередь, подобрал себе дополнительных помощников – уже известного нам Сергея Исаева, а также рабочего ЧЗХУ 43-летнего Геннадия Шерстнева. Взломав втроем дверь кладовой, воры вынесли отсюда семь ящиков серебра.

Интересная деталь: когда жулики взламывали двери «серебряной комнаты», сработала здешняя сигнализация – замигала лампочка и зазвенел звонок. Однако преступники на этот светозвуковой раздражитель внимания не обратили, поскольку знали, что на пульт заводской охраны эти сигналы выведены не были. Двери же кладовой захлопывались на обычный замок.

Похищенное серебро спрятали в технических колодцах на территории завода. Чтобы затем вывезти краденое, злоумышленники привлекли к делу 25-летнего крановщика предприятия Александра Горчицына и подвернувшегося им под руку не установленного следствием владельца мотоцикла «Урал».

Подъехав на этом мотоцикле к проходной завода, жулики уговорили дежурного стрелка охраны 30-летнего Анатолия Давыдова разрешить им вывезти похищенное с предприятия. За содействие воры пообещали охраннику две бутылки водки. Давыдов согласился. Серебро, вывезенное в коляске мотоцикла, Исаев, Шерстнев и Попков спрятали в гараже последнего. Отсюда по цепочке драгметалл передали заказчику – Владимиру Бежецкому. Вместе с Игорем Лацигиным тот вывез серебро за город и спрятал его на дне озера Поганка. Кстати, уже после окончания этой истории кто-то из правоохранителей заявил, что теперь озеро надо переименовывать, присвоив ему название Серебряное.

Вскоре Владимир изъял из подводного тайника 20 килограммов серебра и передал всю партию своему знакомому – 24-летнему грузчику объединения «Полимер» Александру Солдатову. Тот через посредника продал неизвестным лицам 12 килограммов из общего объема украденного. А вот остальное его количество ребята сбыть уже не успели.

После проведения ревизии работниками контрольно-ревизионного управления Самарской области на складе отработанного драгоценного металла в цехе № 20 ЧЗХУ здесь обнаружилась крупная недостача серебра по первоначальному (паспортному) весу в общем количестве 530,3 килограмма, общая стоимость которого тогда составляла почти три миллиона советских рублей. Узнать, куда делось остальное серебро, после возвращения части украденного следствию в рамках данного уголовного дела так и не удалось (рис. 2-4).

Судебная коллегия по уголовным делам Самарского областного суда под председательством судьи Валерия Курылева признала всех 13 подсудимых виновными по статьям 93-1 УК РСФСР (хищение госимущества в особо крупных размерах), ст. 88 УК РСФСР (незаконные операции с драгоценными металлами) и еще в некоторых других. Все они были приговорены к лишению свободы на срок от трех до восьми лет, и двое из них – условно.

(При подготовке публикации использованы материалы уголовного дела № 02-116-1992 года из архива Самарского областного суда).

Валерий ЕРОФЕЕВ.

© 2014-. Историческая Самара.
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
Продвижение сайта Дизайн сайта
Вся Самара