При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Голоса, приказывавшие убивать

Это тихий и скромный 18-летний паренек, которого звали Владимир Усов, в 70-х годах вошел в число самых жутких российских маньяков. Эпоха гласности была еще впереди, и потому о нем, а также о другом куйбышевском серийном убийце-некрофиле 70-х годов Борисе Серебрякове в то время знали лишь специалисты и работники правоохранительных органов. Однако многие старожилы, в первую очередь из Кировского и Красноглинского районов Самары (до 1991 года город назывался Куйбышев), до сих пор помнят, как в то время на окрестности наводил ужас неизвестный кровавый маньяк, насиловавший и зверски убивавший малолетних мальчиков.

Задержать преступника удалось только после тщательных двухлетних поисков. И тут даже бывалые опера опешили, когда выяснилось, что кровавым чудовищем был отнюдь не матерый уголовник, а совсем молодой парень, почти мальчишка, при взгляде на которого никто и никогда не смог бы поверить, какие жуткие видения витают в его голове (рис. 1-3).

«Невидимка» говорил об особой миссии

Примерно до 14 лет Володя в своем умственном и психическом развитии почти ничем не отличался от своих сверстников. Разве что с пятого класса он почти забросил учебу в школе и регулярно прогуливал занятия, без особых на то причин околачиваясь целыми днями то в парке, а то и в загородном лесу. На вопросы же родителей о том, что он там делает, Володя отвечал, что ему, мол, нравится размышлять в себе, о своей судьбе, смотреть на лес и небо, а также скрытно разглядывать из-за кустов людей, проходящих мимо него по тропинкам. А вот ходить в школу, ему, наоборот, категорически не нравится. В итоге Усов едва-едва закончил пять классов средней школы, а одна лишь мысль о том, чтобы осенью пойти в шестой класс, немедленно вызывала у него приступ бешеной ярости.

Впрочем, подобное паническое отвращение к школе, хотя и редко, но все же встречается у подростков в переходном возрасте. Однако здесь ситуация была другая: вскоре Володя стал рассказывать знакомым, а потом и родителям, что он регулярно слышит словно бы внутри себя некие таинственные голоса. Чаще всего невидимые собеседники всего лишь говорили о его особой миссии и вообще убеждали слушателя в исключительности его, Володиного, земного существования. Но иногда этот загадочный голос прямо заставлял Усова совершать какие-нибудь ничего не значащие поступки – например, пойти на кухню и сделать себе бутерброд с вареньем, хотя он в тот момент вовсе не испытывал голода.

В конце концов, наслушавшись речей сына о «голосах» и о его «телепатической» связи с невидимыми собеседниками, родители отвели подростка к психиатру. Приговор врачей был суров, но объективен: шизофрения в параноидной форме. В результате с 1971 года, когда Владимиру Усову исполнилось 14 лет, ему дали вторую группу инвалидности и определили небольшую пенсию. С этого времени он мог не ходить в школу на вполне законном основании. Свободное время Усов стал все больше и больше посвящать размышлениям о себе, созерцанию природы и мысленным беседам с внутренними голосами.

А они, эти голоса, из месяца в месяц становились все более агрессивными и настойчивыми в своих требованиях. Кончилось это «внутреннее самосозерцание» тем, чем и должно было кончиться: однажды невидимые собеседники стали убеждать Владимира в том, что доказать всем исключительность своего земного существования он может только путем сексуального слияния с юным существом мужского пола. К моменту 17-летия Усова «голоса» от убеждений уже перешли к категорическим требованиям. Внутренне Владимир уже давно был готов к выполнению такого приказа, и потому летом 1974 года он стал высматривать в пригородах Куйбышева доверчивых малолетних мальчиков. Удобный случай представился ему довольно скоро…

 

Кровавые похождения шизофреника

Из сводки происшествий по городу Куйбышеву от 1 августа 1974 года:

«В лесном массиве в 2 километрах от поселка Управленческий обнаружен труп мальчика в возрасте 7-10 лет с признаками насильственной смерти и акта мужеложства. В ходе первичного осмотра на трупе выявлены следы удушения, а также обнаружена ампутация полового члена орудием, похожим на нож или лезвие бритвы. По факту убийства и мужеложства районной прокуратурой возбуждено уголовное дело».

В тот же день было установлено, что убитым является 8-летий Боря М., пропавший без вести еще 30 июля. Как выяснилось, в тот день после обеда он вместе со своим сверстником Алексеем В. играл во дворе дома близ перекрестка улицы Ташкентской и Московского шоссе. Тут к мальчикам вдруг подошел какой-то парень в голубом спортивном костюме и предложил им пойти в соседний лесок, чтобы собирать орехи – мол, они как раз в это время только-только начали созревать. Леша отказался от такого заманчивого предложения, а вот Боря согласился. Вместе с незнакомцем он пошел к остановке на Московское шоссе и сел в автобус, который отправился в сторону поселка Управленческий. Больше своего приятеля Леша никогда уже не видел, а через несколько дней вдруг узнал, что его нашли мертвым в лесу.

Розыск преступника сразу же после обнаружения трупа ничего не дал: все предыдущие дни над городом шли дожди. Именно поэтому в лесу на окраине Куйбышева у поселка Управленческий не сохранилось ни одного следа. Маленького покойника уже успели оплакать и похоронить, а оставшийся в тот момент безнаказанным Усов уже орудовал за сто с лишним километров от областного центра, у села Ягодное Ставропольского района, что неподалеку от Тольятти. Вечером 8 августа 1974 года на окраине этого села он встретил Олега Л., которому было всего пять с половиной лет. Дальше все произошло по уже знакомому нам сценарию: маньяк предложил ребенку конфету, а затем отвел его за лесок примерно в полутора километрах от села.

Совершив с плачущим мальчиком свое гнусное дело, насильник убил его ударом палки по голове, а затем для верности еще несколько раз пырнул ножом в живот. Как и в первом случае, Усов хотел отрезать своей жертве половой член – «на память», но тут где-то в глубине леса раздались голоса людей. Испугавшись, что его могут поймать с поличным, маньяк в страхе бежал с места своего злодеяния. Изуродованный трупик мальчика с надрезанным половым органом и спущенными штанишками он бросил в кустах. Здесь после долгих поисков сельчане и нашли убитого ребенка, но случилось это только через две недели после исчезновения мальчика…

А Усов после убийства в селе Ягодном по-прежнему регулярно слышал «внутренние голоса», которые восхищались его решительностью и неуловимостью, но одновременно и требовали от него все новых и новых кровавых подтверждений его исключительности. И он, не посмев ослушаться невидимого «диктатора», совершил очередное убийство всего через три дня после своей сельской вылазки. Произошло это почти рядом со зданием «старого» автовокзала в Центральном районе Тольятти, откуда Усов собирался отправиться в областной центр проездом из Ягодного.

В это же самое время здесь ждали автобуса мать 7-летнего Валерия и ее подруга. Они намеревались вместе с мальчиком съездить в Куйбышев рейсом в 14 часов 20 минут. Перед посадкой Валера попросился в туалет, что было совершенно естественно – ведь в пути ему предстояло пробыть больше двух часов. Мама отпустила ребенка одного, потому что туалет находилось всего в нескольких десятках метров от здания автовокзала, в пределах прямой видимости. По всем расчетам, мальчик должен был вернуться обратно уже минут через пять, однако он не вернулся и через десять минут, и через полчаса.

Обеспокоенные женщины кинулись на поиски пропажи, однако ни в туалете, ни в его ближайших окрестностях ребенка не оказалось. Лишь при содействии милиции через час с небольшим после исчезновения труп Валеры нашли в густых зарослях, в 60 метрах от здания автовокзала. При виде страшной находки несчастная мать лишилась чувств: мальчик лежал в траве лицом вниз, на его голове и шее виднелись многочисленные синяки и ссадины, а джинсы и плавки оказались спущенными до колен…

Уже потом выяснилось, что Усов заманил свою жертву в кусты за туалетом, пообещав показать ему красивую птичку. Однако вместо этого маньяк стащил с мальчика брюки, вознамерившись совершить над ним насилие, когда ребенок отошел от первого шока и попытался закричать. Поскольку люди были совсем рядом, убийца не стал искушать судьбу – и попросту задушил объект своей преступной страсти, одной рукой зажав ему рот и нос, а другой сдавив шею. Бросив труп в кустах, монстр в человеческом облике, никем не замеченный, хладнокровно вернулся на автовокзал и уехал в Куйбышев тем самым рейсом, на котором перед этим туда же собиралась отправиться безутешная мать убитого мальчика.

 

Смерть у двери туалета

Когда 23 августа того же года в окрестностях села Ягодное в конце концов нашли труп изнасилованного и изуродованного ребенка, пропавшего без вести еще 8 августа, руководству тольяттинского уголовного розыска тут же стало ясно, что это преступление и убийство 7-летнего Валеры около автовокзала – дело рук одного и того же маньяка. Однако поиск преступника милиция тогда вела среди криминальных личностей Тольятти, так как в 1974 году никто, к сожалению, не сопоставил этот факт с похожим случаем в поселке Управленческий. Все эти обстоятельства позволили Усову спокойно дождаться лета следующего года, когда «голоса» опять стали требовать от него все новых и новых малолетних жертв.

На очередную «охоту» маньяк отправился уже с наступлением весны, которая в 1975 году выдалась необычайно ранней и теплой. Уже после 10 апреля дневная температура воздуха в Куйбышеве поднималась до 25 градусов, а еще через неделю она перешла и 30-градусную отметку. Поэтому днем 20 апреля Усов решил покататься на велосипеде и заодно присмотреть «объекты» для удовлетворения своей животной страсти.

В этот раз выбор его пал на 7-летнего Андрея М., которого Усов встретил у пансионатов на улице Советской Армии. Неподалеку от насосно-фильтровальной станции он завел ребенка в какой-то сад и попробовал снять с него штанишки, но ребенок все понял и немедленно поднял крик. Убедившись, что совершить задуманное ему не удастся, маньяк, как это было полугодом раньше в Тольятти, решил избавиться от ненужного свидетеля. Он схватил Андрюшу за шею и стал его душить, а в рот для верности засунул пригоршню прошлогодних листьев. Ребенок уже потерял сознание, но в этот момент из-за кустов неподалеку показались двое мужчин, которые шли по тропинке в сторону Усова.

Насильнику снова пришлось спасаться бегством, но перед этим он успел затолкать свою жертву внутрь большой железобетонной трубы, валявшейся в саду. Преступник, правда, надеялся, что к тому моменту от его зверской хватки мальчик уже умер, однако Андрею повезло – от удушья он лишь потерял сознание. К тому же в этом случае на месте происшествия довольно быстро оказались люди – те самые мужчины. Когда они увидели ноги ребенка, торчащие из трубы, и вытащили несчастного наружу, жертва маньяка уже пришла в себя. Впрочем, поиски преступника по горячим следами опять ничего не дали, потому что Усов на своем велосипеде сумел быстро скрыться с места происшествия.

 

Маньяк любил кексы и печенье

Самым страшным, но одновременно и последним преступлением этого маньяка стало убийство 11-летнего Саши Ю., совершенное им 17 июня 1975 года в лесу на дальней окраине Куйбышева, в районе дачного поселка Горелый Хутор. Этого мальчика, а также его приятеля Толю С., Усов встретил на улице в Зубчаниновском дачном массиве, куда он по требованию все тех же «голосов» выехал на велосипеде «на охоту». Предложив ребятам поехать к нему на дачу, чтобы поесть клубники, парень посадил их на велосипед и повез, однако около совхоза «Красный пахарь» он ссадил Толю на землю, сказав, что двоих ему везти тяжело. Живым своего друга Толя больше никогда не видел.

А Усов, заехав в безлюдное место в лесу, совершил обычное для себя дело – сначала изнасиловал мальчика, а потому убил его удушением и ударами ножа в грудь и живот. Но теперь маньяк решил получше скрыть следы своего злодеяния: он собрал большую кучу из сухого хвороста, завалил им труп и поджег. При этом яростное жаркое пламя и удушливый дым с отчетливым запахом горящего мяса так подействовали на убийцу, что он даже не нашел в себе силы тащить обратно в город свой велосипед. Двухколесную машину Усов бросил всего лишь метрах в тридцати от места преступления, и потому уже через несколько дней эксперты смоги снять с нее многочисленные отпечатки пальцев и другие следы двуного монстра, безжалостно убивавшего детей. Впоследствии они стали одними из самых серьезных улик в деле изобличения Усова.

Следственные органы «вычислили» убийцу уже к концу того же лета. Довольно редко встречающаяся в те годы жестокость преступника и его явная склонность к сексуальным извращениям сразу же заставили следствие проработать список всех лиц, стоящих на психиатрическом учете. Когда этот перечень сузился до нескольких десятков человек, в ход пошли данные дактилоскопической экспертизы. Причастность Владимира Усова к жестоким убийствам детей была доказана быстро и однозначно.

Он «раскололся» уже на первом допросе, подробно и беспристрастно рассказав о том, как он сдирал штанишки с плачущих мальчишек, как затем их душил и бил по голове кулаком или палкой. Даже самые тертые и видавшие виды опера уходили с таких допросов, не в силах выслушивать жуткие детали кошмарных злодеяний маньяка. При этом немногочисленные свидетели, данные экспертиз и другие улики единодушно говорили о том, что все рассказанное Усовым – страшная и жестокая правда.

Кстати, на тех же допросах он признался еще в двух преступлениях, которые, впрочем, квалифицировались по менее тяжкой статье – как кражи. Однако при знакомстве с деталями этих краж даже человек, не искушенный в вопросах следствия, сразу же сказал бы, что у злоумышленника, их совершившего, явно не все в порядке с головой…

Оказывается, еще в июне 1974 года Усов однажды ночью забрался в помещение сберкассы на улице Мориса Тореза в Куйбышеве. Однако здесь он не стал взламывать сейфы в поисках денег. Нет, странный воришка удовлетворился всего лишь ночным обходом помещения сберкассы, а также кражей случайно забытых здесь денег на общую сумму… пять с половиной рублей.

А еще через пару недель опять же глубокой ночью наш маньяк посетил кафе «Льдинка», что находилось в городском Центральном парке. Здесь ночной визитер повеселился на славу: он вскрыл 13 трехлитровых банок со сливовым соком, и еще 8 банок – с берёзовым. При этом их содержимое налетчик пить не стал: соки он… вылил на пол торгового помещения. Впрочем, без «сувениров» из кафе Усов все же не ушел: он взял себе кекс «Волжский», пачку печенья, сигареты и… консервный ключ для открывания банок. В общей сложности он нанес заведению ущерб на сумму 32 рубля 10 копеек, которую впоследствии суд обязал его выплатить потерпевшему продавцу.

 

Невменяем и неподсуден

Но все это уже никак не могло повлиять на исход следствия. Понятно, что сразу же после задержания Усова на него были затребованы документы из психоневрологического диспансера, которые ясно говорили о его прогрессирующей болезни. Да и сам задержанный на допросах уверял следователя, что все совершенное им – результат воздействия таинственных «голосов», которые сначала заставляли его насиловать мальчиков, а потом их убивать. Диагноз «параноидальная шизофрения», поставленный куйбышевскими медиками, подтвердили и специалисты московского института имени Сербского, где Усов обследовался в течение всего 1976 года.

Развязка этого уголовного дела наступила 1 июня 1977 года. Судебная коллегия по уголовным делам Куйбышевского областного суда под председательством В.М. Митина года вынесла определение: следует признать, что Усов Владимир Александрович, 1957 года рождения, совершил общественно опасные деяния, в том числе умышленные убийства при отягчающих обстоятельствах, акты мужеложства и кражи. Однако, отметил далее суд в своем решении, в силу имеющегося у подсудимого психического заболевания он подлежит освобождению от уголовной ответственности и должен быть направлен на принудительное лечение в психиатрическую спецбольницу.

По некоторым сведениям, все усилия медиков по излечению куйбышевского маньяка так и не дали положительного эффекта. Несколько раз в течение минувших сорока лет по просьбе родственников в отношении Усова назначались психиатрические экспертизы, но их итог каждый раз был одним и тем же: шизофрения в неизлечимой форме, сопряженная с агрессивными видениями в отношении несовершеннолетних.

Валерий ЕРОФЕЕВ.

 

При подготовке публикации были использованы материалы уголовного дела № 2-155-1976 года из архива Самарского областного суда.


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара
    Разместить свою рекламу