При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

«Левая» гастроль «Песняров»

В нашем представлении слова «артист» и «певец» всегда сочетались с прилагательными «богатый», «состоятельный». И действительно, сейчас многие отечественные и тем более зарубежные «звезды» шоу-бизнеса – это все сплошь миллионеры и даже миллиардеры. В советское время наши ведущие певцы в народе тоже считались богачами, однако на деле их заработки тогда были относительно небольшими и жестко ограничивались многочисленными инструкциями. Такое положение и породило практику так называемых «левых» концертов, которые в 60-е – 80-е годы порой заканчивались не только аплодисментами зрителей, но и судебными приговорами. В таком уголовном деле, которое в 1981 году слушалось в Самарском областном суде, фигурировал один из самых известных в то время советских вокально-инструментальных ансамблей «Песняры» (художественный руководитель Владимир Мулявин) (рис. 1, 2).

Обратная сторона шоу-бизнеса

В советское время ни один вокально-инструментальный ансамбль (ВИА) не имел права выступать с официальных площадок, если он не был прикреплен к одной из государственных концертных организаций Министерства культуры. В РСФСР это обычно был Росконцерт, в других регионах СССР – аналогичные республиканские организации, а на местах – областные филармонии. Понятно, что любые эстрадные и прочие концерты, организованные без ведома этих госструктур, автоматически попадали в разряд незаконных («левых») мероприятий.

Но артисты во все времена хотели жить красиво, и потому администраторы каждой уважающей себя музыкальной группы сознательно шли на риск и регулярно организовывали такие «левые» концерты, хотя за подобную «активность» в то время можно было не только лишиться «хлебной» должности, но даже сесть за решетку.

Гонорары от подобных выступлений обычно делились на три части: одна предназначалась артистам, вторая – директору-устроителю концерта (по-современному - продюсеру), а третья часть шла в карман руководителям организации (чаще всего филармонии), где этот концерт проходил. В государственный бюджет с таких мероприятий чаще всего перечислялись какие-нибудь «смешные» суммы, а то и вовсе не попадало ни копейки, что, конечно же, не приветствовалось правоохранительными органами. По этой причине по выявленным фактам «левых» концертов в СССР регулярно проводились показательные судебные процессы. Их главной целью было остудить пыл наиболее зарвавшихся деятелей советского шоу-бизнеса и показать всем, что страсть к лишним деньгам даже у артистов должна иметь свои пределы.

Под каток борьбы с такими незаконными мероприятиями периодически попадали даже самые известные советские актеры. Так, за организацию «левых» концертов Владимира Высоцкого в разных городах СССР в 1979 году был приговорен к 10 годам лишения свободы администратор ВИА «От сердца к сердцу» Александр Козырев. Он поступал достаточно хитро: где-то посередине выступления этого ансамбля на сцену вдруг выходил наш легендарный бард с гитарой в руках и исполнял несколько своих песен, после чего снова звучали аккорды ВИА «От сердца к сердцу». Однако рано или поздно об этой инициативе Козырева поступил сигнал «куда следует». Самого же Высоцкого после осуждения администратора некоторое время не выпускали даже за пределы Москвы.

В те же годы по подозрению в причастности к «левым» выступлениям в прокуратуру и милицию регулярно таскали Льва Лещенко, Владимира Винокура, Аллу Пугачеву, Софию Ротару и других эстрадных исполнителей того времени. Правда, в отношении перечисленных выше «звезд» дальше допросов и требований о признании дело так и не пошло. А вот Борис Сичкин, который в фильме «Неуловимые мстители» снялся в роли Бубы Касторского, в начале 70-х годов по той же причине отсидел в СИЗО год и восемь месяцев. После этого его фамилию стерли из титров всех фильмов, где он участвовал. Сниматься ему больше не разрешали, в результате чего Сичкин вместе с семьей вынужден был уехать из СССР.

 

«Особые условия»

Дело о «левых» гастролях белорусского ВИА «Песняры» началось хмурым январским днем, когда директор Куйбышевской областной филармонии 59-летний Константин Лисицын ломал себе голову над вечной проблемой выполнения плана. Опыт подсказывал, что для этого лучше всего было бы привлечь в город один из тех «кассовых» музыкальных коллективов, имена которых гремели по всей стране. Однако несколько попыток пригласить в Куйбышев в начале 1978 года ту или иную модную группу успехом так и не увенчались.

И потому можно себе представить радость руководителя облфилармонии, когда в его кабинете неожиданно раздался телефонный звонок из Минска. Звонил директор-распорядитель ВИА «Песняры» Леонид Знак. Он спросил у Лисицына, не будет ли тот возражать, если белорусские артисты проведут в городе на Волге несколько концертов. Это было то самое выгодное предложение, от которого директор Куйбышевской филармонии, конечно же, не мог отказаться. Он даже не обратил особого внимания на фразу минского коллеги о неких «особых» условиях для выступления «Песняров», которые, как тот сказал, нельзя обсуждать по телефону. Лисицын по своему опыту уже знал, о чем пойдет речь, и потому решил подобные вопросы обсудить в рабочем порядке при заключении контракта.

Через несколько дней в кабинет Лисицына постучался человек. Визитер представился сотрудником Ленинградской областной филармонии 36-летним Григорием Гильбо и сказал, что он работает по доверенности от Леонида Знака, а затем изложил условия своего поручителя, на которых «Песняры» могли бы провести в Куйбышеве 20 концертов. Как и предполагал руководитель Куйбышевской филармонии, речь шла о дополнительной оплате артистам за их работу. Согласно действовавшему на тот момент приказу Министерства культуры РСФСР, коллективам «со стороны» нельзя было платить больше 934 рублей за один концерт. Между тем «Песняры», по словам Гильбо, согласны были приехать в Куйбышев только в том случае, если им за каждый концерт здесь заплатят не менее чем по 4 тысячи рублей. По тем временам названная сумма выглядела совершенно фантастической. Лисицыну, конечно же, очень нужны были концерты белорусского коллектива на волжских площадках, но даже при этом его учреждение не могло работать себе в убыток, о чем директор и сказал Гильбо.

В итоге стороны договорились, что «Песняры» получат по 4 тысячи рублей только за 6 выступлений, а остальные 14 концертов они «отработают» по госрасценкам. Но чтобы минской группе можно была начислить зарплату из фондов Куйбышевской филармонии, для нее решили оформить «временное прикрепление» к возглавляемому Лисицыным учреждению. Стороны договорились в устной форме, что из Минска в Куйбышев пришлют так называемые гастрольные удостоверения, что разрешалось инструкциями Министерства культуры СССР.

Затем Лисицын с подачи Гильбо также подписал договоры на одновременные выступления в нашем городе еще двух вокально-инструментальных ансамблей – закарпатского коллектива «Музыки» и ленинградского «В ритме века». Это был еще один хитрый ход, позволявший в то время музыкальным администраторам обходить финансовые инструкции. Для зрителей по всей стране уже тогда было привычным, что во время гастролей именитых групп в первом отделении «для разогрева» на сцену обычно выпускают малоизвестные ВИА, а главный «гвоздь программы» публике предъявляют лишь после перерыва.

Только после этого представители Куйбышевской и Ленинградской филармоний смогли заключить контракт о проведении в Куйбышеве 20 концертов белорусского ансамбля. При этом Гильбо сообщил, что Лисицын через него должен передать Знаку еще 10 тысяч рублей наличными в качестве дополнительной оплаты. Как их изыскать, директору Куйбышевской филармонии предлагалось решить самому.

 

Нужна обналичка

Выступления «Песняров» в Куйбышеве на площадке Дворца спорта с аншлагом прошли с 31 января по 5 февраля 1978 года (рис. 3). Пока артисты играли и пели, администраторы решали сложные вопросы о переводе безналичных цифр, находящихся на банковских счетах, в вожделенные денежные купюры. К тому моменту Куйбышевская филармония уже перечислила предусмотренные договорами средства на счета Белорусской, Закарпатской и Ленинградской филармоний. Но все еще нерешенным оставался вопрос о дополнительных деньгах за выступления «Песняров», которые требовалось уплатить наличными. И чтобы выполнить свое обещание, директору Куйбышевской филармонии вновь пришлось пойти на финансовые нарушения.

В один прекрасный день Лисицын и Гильбо приехали к руководителю Куйбышевского городского молодежного клуба (ГМК) при горкоме ВЛКСМ 31-летнему Анатолию Павлову и объяснили ему сложившуюся ситуацию. Директор филармонии слезно просил от комсомольского культорга помощи в обналичивании денег, которые должны будут пойти на оплату гастролей белорусской группы. Взамен за эту услугу он пообещал Павлову любое количество билетов на «Песняров», а также 6 тысяч рублей комиссионных, которые должны будут остаться на счету ГМК после совершения всей сделки. Он и Гильбо говорили так убедительно, что комсомольский руководитель довольно быстро сдался и согласился на все предложенные ими условия.

Для отчета на случай финансовой проверки между филармонией и ГМК был заключен договор о том, что молодежный клуб в течение недели якобы проводил творческие встречи приезжих музыкантов с комсомольцами города. На этом основании филармония перечислила на счет ГМК 11 тысяч рублей, хотя до этого Лисицын обещал Павлову 13 тысяч. Впрочем, молодежный клуб и так не остался внакладе. Уже на другой день Павлов снял часть этих денег с банковского счета, из которых он вручил Гильбо 7300 рублей. Оставшиеся средства, согласно документам, клуб использовал на собственные нужды.

Гром над головами махинаторов грянул почти через год после успешных гастролей в Куйбышеве названных выше музыкальных коллективов. Разумеется, здесь не обошлось без сигналов «доброжелателей», в результате чего документацией Куйбышевской областной филармонии несколько месяцев подряд занимались работники контрольно-ревизионного управления (КРУ). Результаты проверки стали основой для возбуждения уголовного дела о хищении в филармонии финансовых средств в особо крупных размерах – в общей сложности 39836 рублей.

В ходе расследования были допрошены не только куйбышевцы, но также работники упомянутых выше иногородних концертных организаций. И если в действиях Закарпатской и Ленинградской филармоний никакого криминала выявлено не было, то с белорусским ансамблем дело оказалось гораздо сложнее. Законными из всей гастрольной серии следствие признало только названные выше 6 выступлений, да и по тем Куйбышевская филармония незаконно переплатила минчанам крупную сумму (как мы помним, вместо разрешенных 934 рублей за концерт ВИА «Песняры» получил за каждый из них по 4 тысячи рублей).

Что же касается остальных проведенных в Куйбышеве 14 концертов, то их в ходе следствия признали типичным «леваком», поскольку гастрольных удостоверений, подтверждающих законность их проведения в Куйбышеве, в областной филармонии так и не дождались. А директор-распорядитель ВИА «Песняры» Леонид Знак на допросе показал, что он и не обещал куйбышевцам предоставления таких документов. Что же касается художественного руководителя группы Владимир Мулявина и других участников коллектива, то все они дружно удивлялись в ответ на сообщение следователя о том, что часть их выступлений в Куйбышеве оказались «левыми». По словам артистов, после гастролей они получили свою официальную зарплату, а о каких-то дополнительных деньгах и слыхом не слыхивали.

 

Не хищение, а халатность

В итоге на скамье подсудимых оказались лишь те фигуранты данного дела, подписи которых стояли на «неправильных» документах. Кроме Константина Лисицына, обвинение в махинациях было предъявлено главному бухгалтеру Куйбышевской филармонии Марии Каплунник, а также упомянутым выше Григорию Гильбо и Анатолию Павлову.

В ходе рассмотрении данного дела судья Геннадий Пахомов постановил, что похищенными из указанной выше суммы следует признать только те 7300 рублей, которые Павлов снял с банковского счета ГМК и затем вручил Гильбо. Хотя последний и уверял, что эти деньги он впоследствии передал Знаку в качестве частичной оплаты гастролей «Песняров», белорусский администратор на очной ставке такого факта не признал и вообще заявил, что с ленинградским коллегой до этого он не общался уже несколько лет. Так что за хищение госимущества Гильбо был приговорен к шести годам лишения свободы в колонии, а Павлов – к трем годам условно.

Что же касается Лисицына и Каплунник, то в их действиях суд усмотрел не хищение госимущества, а «всего лишь» служебную халатность, поскольку основная часть средств, уплаченных Куйбышевской филармонией в ходе гастролей «Песняров», хотя и была использована не по назначению, но тем не менее эти деньги получили не частные лица, а государственные организации.

По приговору суда Лисицын получил три года, а Каплунник – два года лишения свободы, оба условно. Согласно приказу областного управления культуры, нерадивый директор филармонии был отправлен на пенсию, а бывший главбух все же осталась на работе в филармонии, но лишь в должности контролера.

(При подготовке публикации использованы материалы уголовного дела № 2-10-1981 года из архива Самарского областного суда).

 

Справка

«Песняры» - вокально-инструментальный ансамбль под управлением Владимира Мулявина, созданный в Минске в 1969 году. В 70-е годы он стал из ведущих советских музыкальных коллективов, в том числе по песням «Косил Ясь конюшину», «Беловежская пуща», «Белоруссия», «Вологда», и по многим другим. В основе стиля «Песняров» лежал белорусский фольклор. Ансамбль включал в свой репертуар эстрадные обработки народных песен, и при этом в большинстве текстов обыгрывались сюжеты белорусской культуры и истории. Коллектив также поставил две рок-оперы на стихи Янки Купалы: «Песня о доле» и «Гусляр».

В 1998 году ансамбль раскололся, а в 2003 году после смерти Владимира Мулявина в прежнем виде и вовсе перестал существовать. В настоящее время существует не менее пяти коллективов, в название которых входит слово «Песняры», и все они исполняют различные произведения из репертуара прежних «Песняров» (рис. 4).

Валерий ЕРОФЕЕВ.

© 2014-. Историческая Самара.
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
Продвижение сайта Дизайн сайта
Вся Самара