При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Аферисты сталинской эпохи

Аферисты сталинской эпохи

Известный всем литературный герой Остап Бендер знал четыреста относительно честных способов отъема денег у излишне доверчивых граждан. Реальные же прототипы «великого комбинатора» во все времена, в том числе и в достопамятную «сталинскую эпоху», придумывали новые, соответствующие своему времени методы обмана.

Летчик-герой

В конце июня 1937 года вся страна ликовала по поводу успешного завершения беспосадочного перелета по маршруту Москва - Северный полюс - Ванкувер (США), совершенного экипажем самолета АНТ-25 под руководством Валерия Чкалова (рис. 1).

Тут же в печати замелькали сообщения о том, что в СССР к очередному броску через Северный полюс готовится еще одна команда летчиков, которую возглавил легендарный Сигизмунд Леваневский, один из первых Героев Советского Союза (рис. 2).

Утром 9 июля 1937 года второй секретарь Безенчукского райкома ВКП (б) Куйбышевской области Александр Огурцов читал газету «Правда» со статьей о подготовке очередного полета в Арктику. Но тут отворилась дверь, и на пороге возникла секретарша, которая трясущимся голосом произнесла: «Александр Николаевич… Там… Там… К вам Герой Советского Союза товарищ Леваневский!» И в кабинет секретаря райкома шагнул человек в полувоенном комбинезоне, покрытом потеками засохшей грязи. Пришелец громко произнес:

- Здравствуйте! Я Леваневский. Слыхали обо мне, наверное… Сегодня утром вылетел из Москвы на Северный полюс. Но бензину не хватило, и самолет упал в ваше болото. Вот весь перемазался, а документы утонули. Помогите деньгами, чтобы вернуться в Москву…

Тут у секретаря райкома, уже наученного горьким опытом борьбы с врагами народа, мелькнуло нехорошее предчувствие. Он вызвал секретаршу и мигом настрочил записку, произнеся ей вслед: «Этих людей ко мне немедленно!» И через несколько минут в кабинет ворвались люди в форме сотрудников НКВД, которые моментально скрутили визитера.

Личность «летчика-героя» установили быстро. Им оказался мошенник со стажем Алексей Володин, который с начала лета «гастролировал» в поездах на линии Москва – Куйбышев. А к использованию образа Героя Советского Союза его подтолкнули роковые обстоятельства. В вагоне-ресторане, где он попытался было бесплатно позавтракать, афериста быстро «раскололи», и на станции Безенчук во время остановки поезда выбросили из вагона прямо в придорожную лужу. Заляпанный грязью мошенник не нашел ничего лучшего, как попробовать добыть денег в райкоме партии. Стоит лишь добавить, что вскоре по решению суда аферист-неудачник получил шесть лет заключения в лагерях.

(ЦГАСО, Р-2558, оп.2, д.197, л.д. 273).

 

Майор интендантской службы

Вообще же аферисты того времени довольно часто представлялись Героями Советского Союза. В феврале 1945 года на вокзале в Сызрани был задержан офицер в звании майора в изрядной степени подпития. Выйдя из поезда, он  потребовал от стоящих на перроне работников милиции служебный автомобиль, чтобы ехать к матери в соседнюю деревню, поскольку он является Героем Советского Союза. Милиционеры отвели бравого вояку к машине, но доставили его не к маме, а в военную комендатуру.

Задержанный Владимир Швец, 1925 года рождения, значился интендантом одной из частей службы тыла, уволенным в запас по причине контузии. В связи с этим у работников комендатуры возник вполне законный вопрос: за что же майор удостоился звания Героя, если он во время войны дальше складов с продовольствием ни разу не выезжал? (рис. 3).

Протрезвевший Швец попытался было объяснить все произошедшее тем, что вчера он выпил лишнего - вот потому и решил пошутить. Однако в комендатуре шутнику не поверили, и его послужной список стали проверять дальше. И уже вскоре выяснилось, что Швец не только не Герой и не интендант, но даже и не майор, а самовольно присвоивший себе это звание рядовой одной из частей Западного фронта. Правда, контузия у него оказалась настоящей, полученной в 1943 году во время боев на Ржевском направлении.

До военной службы Швец работал в Сызранском драмтеатре в должности актера на третьестепенных ролях. Когда его отправили в действующую армию, он в первом же бою он получил ту самую контузию. А в госпитале солдат проявил не только свои актерские, но и мошеннические способности. Благодаря природному обаянию он втерся в доверие к заведующей канцелярией, и та не раз допускала его к пишущей машинке. Вот так Швец смог изготовить себе не только липовую выписку из приказа о присвоении ему звания лейтенанта интендантской службы, но и направление из госпиталя, согласно которому он после излечения направлялся в одну из подмосковных частей службы тыла.

В течение 1944 года Швец сменил несколько хозяйственных подразделений и госпиталей. За это время он несколько раз повысил себя в звании, став в начале 1945 года майором интендантской службы. А вскоре Швец добился своего окончательного списания в запас. В феврале он отправился домой с «чистыми» майорскими документами в кармане. Но на вокзале, как мы знаем, лже-майор по пьянке назвался Героем Советского Союза. В своем опрометчивом поступке аферист, видимо, потом раскаивался всю жизнь.

Решением суда Владимир Швец в июне 1945 года был признан виновным в мошенничестве и подделке документов и приговорен к трем годам заключения в лагерях.

(Архив Самарского областного суда. Дело № 7-220/1945 г.).

 

Липовый доктор

Но самые длительные по времени «гастроли», безусловно, были у Бориса Щуровского, 1900 года рождения. Его судили в июле 1947 года, а свое первое преступление аферист совершил еще в 1928 году. «Специализация» у Щуровского была довольно специфическая: он «работал» в разных городах страны в учреждениях и структурах, связанных со здравоохранением, не имея при этом не только медицинского, но и вообще никакого образования (рис. 4).

В 1928 году нашего героя, который изготовил себе документы на фамилию Сухарин, взяли на работу продавцом аптеки в городе Бугуруслане Оренбургской губернии. Однако он торговал лекарствами всего три дня, а потом скрылся, прихватив с собой всю выручку и медикаменты. Вскоре он под тем же именем объявился в кишлаке Бугол-Угул под Ашхабадом, где с поддельными документами он устроился на место заведующего лечебным пунктом. Здесь врач-самозванец изрядно погрел руки на казенных средствах. Добившись от районного начальства выделения пяти с лишним тысяч рублей на закупку оборудования и лекарств, Щуровский-Сухарин снял наличные деньги банковского счета, а потом исчез на необъятных просторах Советского Союза.

После этого аферист провернул похожие «комбинации» по крайней мере в полутора десятках регионов нашей страны: сначала в Воронежской и Минской областях, а затем в таджикском городе Ленинабаде, где он поднялся до должности главврача местной больницы. Самый большой карьерный рост мошенника ожидал в Геля-Аральском районе Самаркандской области: здесь его с ходу назначили заведующим райотделом здравоохранения. При этом Щуровский много раз менял обличья и документы, называясь Рахинским, Житиневым, Пановым, Петровым, Кадыровым и еще более чем десятком фамилий.

Точку в его псевдоврачебной карьере поставили в Куйбышевской области. В июне 1943 года этот прожженный мошенник сумел устроиться на место главного врача Безенчукской районной больницы, предъявив руководству облздравотдела поддельные документы на имя Никольского, до этого якобы работавшего в той же должности в райцентре Чарджоу в Туркменистане. На новом участке жулик опять же регулярно присваивал средства, выделяемые для вверенного ему лечебного учреждения. Подобным образом преступник «руководил» районной медициной вплоть до июня 1946 года, когда очередная ревизия выявила хищения из бюджета больницы на сумму более 360 тысяч рублей, совершенные главврачом на протяжении трех лет.

Но когда за Щуровским приехал «черный воронок», преступника уже не было в райцентре. Опергруппа уголовного розыска задержала его только через два месяца в Фергане, где Щуровский уже успел устроиться на привычную ему должность главврача райбольницы. При обыске у него обнаружили более 20 печатей и множество бланков различных медучреждений страны.

Во время судебного процесса была оглашена только приблизительная сумма, которую Щуровский за 20 лет своих «гастролей» сумел украсть из государственной казны – около миллиона рублей. Согласно Постановлению СНК СССР от 7 августа 1932 года (знаменитый Указ «семь-восемь»), эта сумма вполне «тянула» на высшую меру наказания – расстрел. Однако незадолго до того в СССР было принято постановление об отмене смертной казни. Поэтому Щуровский по обвинению в мошенничестве, совершенном в особо крупных размерах, был приговорен «только» к 25 годам заключения в лагерях. По некоторым сведениям, в начале 60-х годах этот срок ему был сокращен, и мошенник со стажем вышел на свободу, однако скончался всего через три месяца после этого события.

(Архив Самарского областного суда. Дело № 6-198/1947 г.).

Валерий ЕРОФЕЕВ.

© 2014-. Историческая Самара.
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
Продвижение сайта Дизайн сайта
Вся Самара