При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

«Черная кошка» из Куйбышева

«Черная кошка» из Куйбышева

В 1944-1945 годах в нашем городе действовала банда под таким названием

 

Мы все знаем культовый фильм режиссера Станислава Говорухина «Место встречи изменить нельзя», в котором сотрудники легендарного МУРа ведут непримиримую схватку с преступниками, терроризовавшими послевоенную Москву. Но при этом сейчас мало кто помнит, что в те годы банды под названием «Черная кошка» действовали во многих областях и краях СССР. Город Куйбышев в этом ряду тоже не был исключением.  

 

Разгул криминала

Под впечатлением названного выше фильма, вышедшего на телеэкраны страны в 1978 году, группа «Любэ» написала песню, в которой говорится о главных действующих лицах из культового фильма «Место встречи изменить нельзя»:

«Глеб Жеглов и Володя Шарапов

Ловят банду и главаря…

До утра не погаснет окошко,

Глеб Жеглов и Володя не спят,

Пресловутая «Черная кошка»

Забоится наших ребят!» (рис. 1).

Специальные отделы по борьбе с бандитизмом (ОББ) в структуре уголовного розыска большинства областных и краевых управлений внутренних дел стали создаваться во время Великой Отечественной войны, когда в большинстве регионов СССР резко активизировались вооруженные группировки. Доступность оружия в то время объяснялась просто: в условиях массовой эвакуации населения всевозможные стволы, гранаты и даже взрывчатка из районов боевых действий почти беспрепятственно растекались по всей стране. Положение усугублялось еще и тем, что наиболее опытные милицейские кадры тогда сражались с фашистами на фронтах, а приходящим в милицию новым сотрудникам для успешной работы еще требовалось набраться необходимого опыта и знаний (рис. 2).

Банды в тыловых городах после начала войны появлялись, как грибы после дождя. В них объединялись бывшие военнослужащие, дезертировавшие из рядов Красной Армии, заключенные, сбежавшие из ГУЛАГа, а также гражданские лица, уклонявшиеся от отправки на фронт. К этим отщепенцам вскоре стали присоединяться и так называемые трудовые дезертиры - беглые рабочие, прикрепленные к оборонным заводам и по этой причине имевшие бронь (освобождение) от демобилизации, но по тем или иным причинам не выдержавшие каторжных условий работы.

В Куйбышеве в это время ситуация складывалась гораздо более напряженная, чем во многих других городах Советского Союза. Только в течение четырех последних месяцев 1941 года сюда были эвакуированы десятки промышленных предприятий из западных областей СССР. Вместе с ними в город приехали рабочие и служащие этих заводов, что почти сразу же вызвало острую нехватку продовольствия и жилья. Если перед войной Безымянка была тихим, почти дачным районом с единственным заводом «Сажерез», то к началу 1942 года здесь во времянках и бараках уже проживало около 100 тысяч человек, не считая заключенных Управления Особого Строительства. А в целом население Куйбышева лишь за первый военный год возросло с 350 до 600 тысяч человек.

Немногочисленной в то время милиции в таких условиях стало очень сложно поддерживать общественный порядок в районе. Поэтому после того, как в конце 1941 – начале 1942 года на Безымянке произошел ощутимый всплеск уличной преступности и квартирных краж, решением областных властей с 10 марта 1942 года был создан самостоятельный Безымянский отдел НКВД, в составе которого появилось и свое отделение милиции. Но для подавления растущей преступности этих мер оказалось явно недостаточно, и 21 октября 1942 года приказом начальника областного УНКВД в структуре управления был создан отдел по борьбе с бандитизмом. Первым его начальником был назначен капитан Иван Казаков, который показал себя знающим работником и быстро пошел на повышение. В последующие годы на этом посту отделом руководили Владимир Дмитриев и Григорий Ищейкин.

В течение двух лет на борьбу с преступностью в Куйбышеве были брошены значительные силы милиции и НКВД, что в первую очередь объяснялось присвоением городу статуса запасной столицы. И поскольку тогда в Куйбышеве был сосредоточен большой дипломатический корпус, то эффективное подавление криминала в этих условиях было важной политической задачей. Но после того, как осенью 1943 года из Куйбышева в Москву возвратились все иностранные дипломаты, а вслед за ними - и значительная часть эвакуированных сотрудников милиции и НКВД, в городе и области вновь активизировался криминал. Теперь преступники действовали куда более нагло и жестоко, чем это было в начале войны, и не останавливались перед убийствами.

Именно тогда в нашем городе появились банда, которая впоследствии стала известна как куйбышевская «Черная кошка». При этом специалисты по истории правоохранительных органов утверждают, что в российской криминальной среде второй половины 40-х годов это название стало своего рода модным поветрием. Считается, что этому способствовали сведения о «подвигах» одноименной московской банды, которые по «воровскому телеграфу» распространялись быстрее правительственных сообщений. Однако есть сведения, что дело, вполне возможно, обстояло как раз наоборот: кто-то из блатных привез это название из глубинки в столицу, и оно чем-то понравилось одному из крутых паханов. Во всяком случае, в провинциальном Куйбышеве местная банда «Черная кошка» заявила о себе еще за год до событий, о которых затем рассказали братья Вайнеры.

 

Жил да был черный кот

Эти жуткие слухи поползли по Куйбышеву летом 1944 года. Старушки на дворовых скамейках и торговцы на рынках вполголоса рассказывали друг другу о жестоких преступниках, которые по ночам врываются в квартиры горожан или на склады, берут все, что им понравится, а при малейшем сопротивлении стреляют в людей безо всякой жалости. Как обычно, доставалось милиции: мол, она ничего не может поделать с этими грабителями. Разговоры о новых похождениях ночных бандитов появлялись чуть ли ни каждую неделю, пока буквально накануне нового 1945 года «народный телеграф» не принес долгожданную весть: налетчики наконец-то пойманы милицией, а часть из них убита.

Эта операция была проведена сотрудниками ОББ куйбышевского уголовного розыска под непосредственным руководством капитана Казакова, которые 28 декабря 1944 года получили агентурные сведения о том, что в эту ночь бандиты попытаются совершить ограбление жилого барака на улице Полевой. По указанному адресу была устроена засада. Когда около полуночи преступники стали взламывать дверь одной из квартир, в коридор из соседней двери с ломом в руках выскочил жилец Семен Наумов, ничего не знавший о милицейской операции. Храбрец уже замахнулся на бандита, но тот успел среагировать и выстрелил в Наумова из пистолета, попав ему в левое легкое. И тут как раз подоспели сотрудники отдела по борьбе с бандитизмом, которые обезоружили преступников и вызвали «скорую помощь», которая увезла смелого жильца в больницу Пирогова. Благодаря усилиям медиков Наумов остался жив и впоследствии со стороны милиции был награжден ценным подарком.

Задержанными оказались уклоняющиеся от призыва в Красную Армию 18-летний Николай Теплов по кличке Теплый, уроженец Омска, а также 19-летние жители разных сел Куйбышевской области Валентин Сурков и Юрий Соболев. Выяснилось, что в мае 1944 года Теплов, получив повестку из военкомата, скрылся из Омска, купил документы на имя Николая Сеткова и стал с ними ездить по разным городам, везде совершая кражи. В Куйбышеве он встретился с такими же, как и он, молодыми парнями, не желающими исполнять воинский долг. Вместе они решили заниматься кражами и грабежами, для чего тогда же приобрели два пистолета «ТТ» и револьвер «Смит-и-Вессон».

Банда начала свои похождения с квартирных налетов, а осенью того же года ограбила еще и несколько складов торговых организаций и ряд учреждений, в числе которых была и прокуратура Ленинского района города Куйбышева. Здесь преступники взяли пишущую машинку со стола секретаря, которую затем успешно продали скупщикам. В дальнейшем к банде присоединилось еще восемь человек, которые также участвовали в налетах. В общей сложности в уголовном деле фигурировало 25 преступных эпизодов, в числе которых были семь вооруженных налетов на квартиры и два налета на госучреждения, а также кражи, убийства и покушения на убийства. Как уже говорилось, главаря и его ближайших подручных оперативники взяли в декабре 1944 года, но кое-кто из оставшихся на свободе членов банды после этого орудовали в городе около месяца, и были арестованы в конце января 1945 года.

В ходе следствия выяснилось, что наиболее «отмороженным» из всех оказался главарь банды Теплов, который без раздумья стрелял и в жильцов, и в складских сторожей. Кроме упоминавшегося выше Наумова, он во время налетов ранил еще четверых человек, а также убил 14-летнего Владимира Кудинова, который во время одного из нападений заявил Теплову, что знает, где тот живет, и обязательно сообщит о нем в милицию. Этих слов оказалось достаточно, чтобы бандиты на другой день выследили подростка, и прямо на улице Теплов в присутствии Суркова застрелил мальчика из своего пистолета.

А название «Черная кошка» у этой банды появилось с легкой руки оперативников, которые при осмотре ограбленных квартир и складов несколько раз обнаруживали в помещениях неизвестно как оказавшихся здесь котов черной масти. Жильцы при этом уверяли, что животные им не знакомы. Тогда и возникло предположение, что котов сюда подбрасывали преступники в знак свой бандитской удали. Так это было или нет, но уже вскоре в оперативной разработке ОББ эта группировка стала обозначаться именно как «Черная кошка». Вполне возможно, что уже из Куйбышева это название затем распространилось по всей российской криминальной среде.

Процесс по уголовному делу банды Теплова проходил в Куйбышевском областном суде в середине июня 1945 года. Всего на скамье подсудимых оказались 16 человек, в том числе 11 мужчин-налетчиков и пятеро женщин – скупщиц краденого. Приговор оказался вполне предсказуемым: для Николая Теплова – расстрел, для его ближайших подельников – от 8 до 10 лет лишения свободы в лагерях, для остальных бандитов – от 3 до 7 лет заключения. Скупщицы краденого получили от 1 до 3 лет лишения свободы, но уже вскоре вышли из лагерей по амнистии, объявленной в связи с Победой советского народа над фашистской Германией.

(Архив Самарского областного суда. Дело № 7-206/1945 г.)

 

Отстреливались до последнего

Банда Теплова была далеко не единственной вооруженной группой в нашем городе во второй половине 40-х годов. Если в 1943-1944 годах сотрудники ОББ УНКВД Куйбышевской области, согласно отчетам, ликвидировали в городе 16 банд, то в период с 1945-1948 годов милицией в нашем регионе уже было разгромлено более 30 таких группировок. Вот только несколько примеров.

В период с апреля по июнь 1945 года в Куйбышеве действовала банда из 12 человек человек, которую возглавлял 20-летний Василий Аграфенин, он же Васька-Граф. На счету этой группы оказалось более 20 вооруженных нападений на частные квартиры и торговые учреждения, убийства и покушения на убийства, а также кражи и изнасилования. В ряде случаев преступники действовали под видом работников милиции и НКВД, предъявляя своим жертвам поддельные удостоверения. Во время задержания банды сотрудниками ОББ 28 июня 1945 года на улице Пионерской Аграфенин был убит, а его подручного Полушатова ранили в ногу, после чего его удалось задержать. Затем при обыске на квартирах его подельников Саморокова, Полещука, Батуры, Макарова и других было найдено оружие и часть краденых вещей. По решению суда рядовые банды получили от 8 до 10 лет заключения в лагерях, а Полушатов и Самороков были приговорены к расстрелу. Осужденные подали в Верховный суд СССР прошения о помиловании, но все их ходатайства были отклонены (Архив Самарского областного суда. Дела №№ 7-307/1945 г., 7-315/1945 г.).

Примерно в те же месяцы в нашем городе было совершено несколько вооруженных нападений на квартиры и на уличных прохожих. После задержания преступников выяснилось, что в банде состояли трудовые дезертиры, сбежавшие с завода № 24 (впоследствии объединение имени Фрунзе). Возглавлял группу 18-летний Владислав Белковский, который собрал вокруг себя бывших работников этого завода Павла Кузнецова, Геннадия Малыгина и Владимира Потапова. Решением суда Белковский был приговорен к расстрелу, а остальные члены банды – к заключению в лагерях на срок от 6 до 8 лет (Архив Самарского областного суда. Дело № 7-295/1945 г.).

В течение 1945-1946 годов в Ставропольском, Красноярском и Кинель-Черкасском районах Куйбышевской области орудовала крупная банда, возглавляемая 26-летним Анатолием Григорьевым, дезертировавшим из Красной Армии. Вместе с ним в группу входили его младший брат Евгений, а также Василий Гибаев, Семен Дроковалов и другие дезертиры – всего 12 человек. Преступники совершали вооруженные налеты на сельских жителей и колхозные фермы, забирали личное и государственное имущество и угоняли скот, который затем забивали, а мясо передавали скупщикам. Всего за ними числилось более 30 нападений, несколько убийств и покушений на убийства. В числе жертв оказался и член банды Гибаев, которого главарь лично застрелил, когда тот высказал недовольство по поводу дележа денег.

В июне 1946 года при попытке задержании этой банды в селе Пустовалово преступники обнаружили милицейскую засаду и отстреливались до последнего. При этом они убили сотрудника ОББ капитана Советкина, а также тяжело ранили начальника райотдела милиции Жиганова, старшего уполномоченного Шаперова и участвовавшего в операции работника райкома партии Кривопалова. После этой перестрелки бандитам удалось скрыться. Только в августе 1946 года в селе Ново-Семейкино работникам ОББ удалось задержать всю группу, и при этом главарь банды Анатолий Григорьев был убит. Решением Куйбышевского областного суда Евгений Григорьев и Семен Дроковалов были приговорены к расстрелу. Поданные ими прошения о помиловании Верховным судом СССР были отклонены (Архив Самарского областного суда. Дело № 6-49/1947 г.).

Только в 1946 году от рук бандитов погибли три сотрудника органов внутренних дел Куйбышевской области, и еще около 15 получили тяжелые ранения. Но в то же время за этот же год в ряды милиции влились более 1200 новых сотрудников, в основном из числа демобилизованных офицеров, прошедших суровую школу Великой Отечественной войны. Эти меры позволили уже к концу 40-х более чем вдвое снизить уровень преступности в нашей области.

Валерий ЕРОФЕЕВ.

 

Дополнение.

Документ о банде «Черная кошка» в Куйбышеве

Великая Отечественная война оказала разрушительное воздействие на все сферы жизни советского общества. В течение первых послевоенных лет население страны испытывала острый недостаток буквально во всем – в продуктах питания, одежде, жилье. И одним из последствий окончившейся войны стал заметный рост организованной преступности в крупных советских городах.

Как свидетельствуют документы того времени, одной из главных «страшилок» послевоенного периода в Куйбышеве стали слухи о разгуле банды, именующей себя «Черная кошка». Это название заставляло людей буквально цепенеть от ужаса. В течение всего победного 1945 года в городе то и дело возникали слухи о массовых налетах и грабежах, совершенных бандитами из знаменитой банды.

О том, какие меры в то время предпринимались органами внутренних дел по борьбе с распространением слухов и сплетен, говорит нижеследующий документ из архивов НКВД.

 

«Наркому внутренних дел Союза ССР генерал-полковнику тов. Круглову (1).

г. Москва

Докладная записка о результатах проверки источников распространения провокационных слухов о появлении в гор. Куйбышеве банды «Черная кошка».

Выполняя Ваше указание о проверке фактов изложенных в специальном сообщении военной цензуры, докладываю:

В ноябре – декабре месяце 1945 г. по городу Куйбышеву имело место распространение провокационных слухов о появлении в городе банды «Черная кошка» из 400 чел., которая якобы занимается убийствами, грабежами и изнасилованием женщин.

В связи с этим были приняты необходимые агентурно-оперативные мероприятия, в результате которых выявлен ряд лиц – распространителей провокационных слухов.

Расследование, произведенное органами УНКВД Куйбышевской области, установило, что значительная часть провокационных слухов возникла на почве хулиганских побуждений.

Наиболее характерные из них:

1.7.1945 г. в селе Красный Яр того же района Куйбышевской области обнаружены наклеенные на зданиях провокационные объявления следующего содержания: «Привет ворам, капут фраерам. 6.12.1945 года прибыло несколько членов из банды «Черная Кошка». Действует в течение пяти дней». Секретарь «Черной Кошки» — Паленный

Всего таких объявлений было снято 4 экземпляра. Из них два с фасада здания РК ВКП (б) и два с фасада здания районной газеты.

Принятыми агентурно-оперативными мероприятиями, авторы расклеенных объявлений выявлены и (ими) оказались учащиеся 9 и 10 классов средней школы с. Красный Яр. Они арестованы и привлечены к уголовной ответственности. Следствием установлено, что расклеивание провокационных объявлений произведено ими с хулиганской целью создать среди населения паническое настроение.

12.12.1945 г. слесарь завода № 42 им. Масленникова Сергей Тихонович М. (2), 1928 г.р., без уважительных причин не вышел на работу.

13.12.1945 г. с целью скрыть свой прогул заявил, что 12.12.1945 г. был задержан бандой «Черная кошка» и в оправдание чего предъявил справку, заверенную круглой печатью с изображением кошки. Расследованием установлено, что указанную выше справку по его просьбе ему сфабриковал ученик токаря завода № 42 Николай Максимович Х., 1926 г.р. М. и Х. арестованы и привлечены к уголовной ответственности.

13.12.1945 г. в квартире гр. Марии Константиновны М., проживающей в г. Куйбышеве по улице Пролетарской, д. 112 постучали два неизвестных гражданина. На вопрос М. «Кто там», неизвестные ответили: «Открывайте гражданка, мы из банды «Черная кошка». М. бросилась в комнату, где совместно со своей родственницей К. подняли крик, призывая о помощи. К., с целью выброситься на улицу разбила окно, поранив себе руки. У дома собралась толпа. Двое неизвестных, именовавших себя из банды «Черная кошка» скрылись.

Быстро принятыми оперативной группой мерами неизвестные были задержаны и доставлены в НКВД, где при проверке оказались:

1. Матвей Ильич К., 1909 г.р., член ВКП (б) с 1928 г., работающий помощником прокурора Пролетарского района г. Куйбышева

2. Михаил Никитич К., 1920 г.р., б/п, дневной кочегар завода № 24.

Материал расследования вместе с задержанными был передан прокурору г. Куйбышева для предания суду.

В декабре месяце 1945 г. сотрудник Спецторга Абрам Федорович Г., явившись на работу, рассказал сослуживцам о том, что в г. Куйбышев из Саратова приехала группа бандитов, которые вчера на Галактионовской улице остановили трамвай первого маршрута, в котором он ехал и под угрозой оружия, стали раздевать граждан, отрезать воротники, собрали награбленное в мешки и скрылись. Лично с него сняли пальто.

Такая весть быстро облетела весь гор. Куйбышев. Граждане по вечерам стали бояться ездить в трамваях.

Вызванный на допрос в Управление НКВД т. Г. факт налета на трамвай подтвердил. Других потерпевших и свидетелей обнаружено не было. Тогда допросили всех вагоновожатых и кондукторов трамвая, которые совершенно отрицали факт налета.

Поведение гр. Г. стало подозрительным, и он был направлен на медицинскую комиссию, которая определила, что Г. является душевнобольным. После чего он был направлен в психиатрическую больницу.

Продавщица вагонной лавки станции Безымянка Евгения Васильевна Т., 1916 г.р., проживающая на станции Безымянка в письме от 30.11.1945 г. адресованном в гор. Могилев Иванову В.Г., сообщила, что в г. Куйбышеве орудует 400 воров, приехавших из Саратова и Киева. В городе обворовали театр и проммагазин.

 Т. характеризуется по дому с отрицательной стороны, как женщина скандальная, любительница склок.

Обмотчица электромонтажной мастерской Трампарка Зинаида Михайловна К.,  1926 г.р., в письме своей сестре 6.12.1945 г. писала о появлении в г. Куйбышеве большого количества банд «Черная Кошка», и что они ловят в городе женщин и девушек, завязывают им глаза, после чего увозят куда-то в лес. После 5-ти дневного пребывания в лесу в станище банды «Черная Кошка» привозят обратно в город, награждая деньгами и ценными подарками.

Установлено, что К. - девица весьма легкого поведения, в доме часто появляется в пьяном состоянии, её разлагающий образ жизни был предметом обсуждения на жактовых собраниях.

Военный инженер штаба ПРИВО – Иван Андреевич Н., 1897 г.р., в письме брату пишет, что в г. Куйбышеве беспощадно убивают, в 12 часов ночи останавливают трамвай, кто плохо одет, выбрасывают, а кто хорошо одет раздевают.

Первоисточником распространения таких слухов был душевнобольной Г.

Кроме усиления агентурно-оперативных мероприятий с целью эффективной борьбы с провокационными слухами было в декабре 1945 г. проведено ряд выступлений на общих собраниях в обкоме ВКП (б), облисполкоме депутатов трудящихся и в районных комитетах ВКП (б) с приведением конкретных слухов и конкретных лиц, виновных в распространении провокационных слухов.

В результате всех проведенных мероприятий, в январе месяце 1946 г. имелось массовое сокращение распространения провокационных слухов, а в настоящее время совершенно прекратилось.

Начальник Управления НКВД Куйбышевской области генерал-майор Петров (3).

15.02.1946 г.

г. Куйбышев».

 

Примечания

1. Круглов Сергей Никифорович (1907 – 1977). Советский государственный деятель. Член КП с 1928 г. В 1937-1938 гг. работал в аппарате ЦК ВКП(б), затем на работе в органах НКВД-МВД: особоуполномоченный НКВД СССР. С 1939 г. начальник Отдела кадров и заместитель наркома внутренних дел СССР, с 1941 г. 1-й заместитель наркома внутренних дел СССР, с 1945 г. нарком-министр внутренних дел СССР. В 03-06.1953 г. 1-й заместитель министра внутренних дел СССР, в дальнейшем министр внутренних дел СССР. Генерал-полковник (1953 г.). В 1956 г. освобожден от занимаемой должности, затем на советской работе. В 1960 г. исключен из партии, на пенсии и проживал в Москве. Трагически погиб (попал под поезд).

 2. По этическим соображениям фамилии из архивного документа убраны.

 3. Петров Александр Васильевич (1905 – 1989). Сотрудник органов внутренних дел. Член КП с 1927 г. В органах НКВД-МВД с 1939 г. В 1939-1940 гг. заместитель начальника УНКВД по г. Москве, затем заместитель начальника УНКВД по Московской области. С 1941 г. 1-й заместитель начальника УНКВД по Московской области, с 1943 г. начальник УНКВД по Куйбышевской области, с 1947 г. начальник Управления треста «Дальстройснаб» МВД. В 1952-1954 гг. заместитель начальника Управления Баженовского ИТЛ и строительства МВД (по промышленности) (Свердловская область), в дальнейшем заместитель начальника строительства № 585 МВД (по общим вопросам) (Мордовская АССР). Комиссар ГБ (1943 г.), генерал-майор (1945 г.). С 1961 г. на пенсии, проживал в Москве.

Архивный материал подготовил М.А. Тумшис.


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара
    Разместить свою рекламу