При подготовке публикаций сайта использованы материалы
Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В. Алабина,
Центрального государственного архива Самарской области,
Самарского областного государственного архива социально-политической истории, архива Самарского областного суда,
частных архивов и коллекций.

Музейный детектив

Музейный детектив

В конце 80-х годов в областном музее краеведения случилась загадочная пропажа, так и не получившая никаких судебных последствий

События вокруг раритетного экспоната развивались, словно в приключенческом романе. Организаторы акции готовились к «взятию» музея долго и тщательно. После отключения сигнализации за дело взялись профессионалы, которые вынули раму из окна и разобрали часть стеновой кладки. Остальное было делом техники. К зданию музея подъехал автокран и подцепил экспонат крюком. Еще через несколько минут «операция» была завершена: грузовик увез музейную реликвию в неизвестном направлении.

Первенец Волжского автогиганта

Эта детективная история произошла два десятилетия назад в одном из тогдашних зданий Самарского областного музея краеведения. Старожилы наверняка помнят, что в то время он еще не носил имя Петра Алабина, и располагался не в помещении бывшего Ленинского мемориала, ныне известного каждому жителю Самары, а в двух церковных зданиях, еще на заре советской власти отобранных у служителей культа. Главным музейным корпусом в те годы был польский костел (улица Фрунзе, 157), где действовали экспозиции отдела природы и досоветской истории. А в здании, до кампании борьбы с религией принадлежащем церкви Веры, Надежды, Любови и матери их Софьи, что на улице Чапаевской, 136, тогда размещался отдел советской истории, и в нем рассказывалось о событиях в нашем крае после Октябрьского переворота.

На протяжении без малого двух десятилетий в экспозиции этого отдела посетители могли видеть уникальный экспонат, а именно – корпус первой модели автомобиля «Жигули». Помещен сюда он был в 1973 году, когда с главного конвейера Волжского автогиганта уже успели сойти десятки тысяч новеньких малолитражек. В том году по рекомендации обкома КПСС «для показа успехов флагмана советской автомобильной промышленности» дирекция завода безвозмездно передала областному музею для экспонирования кузов автомобиля ВАЗ-2101, впоследствии прозванного в народе «копейкой».

Собственно, это был даже не кузов, а более чем наполовину укомплектованная машина, с полной отделкой салона и приборной панели, с трансмиссией, габаритными фонарями и колесами. Для того, чтобы самостоятельно ездить, этому изделию АвтоВАЗа не хватало двигателя, редуктора, гидравлики и некоторых других систем, которые посетители все равно не могли видеть, и потому при передаче автомобильного корпуса с завода в музей без них решили обойтись.

И вдруг неожиданно для всех этот самый большой экспонат отдела советской истории тихо исчез. Об этом рядовые сотрудники областного музея краеведения узнали почти сразу, но поначалу посчитали, что «жигуленок» отправили обратно на родное предприятие для реставрации. При этом тогдашний директор музея Галина Земскова никакого беспокойства на сей счет не высказывала, хотя на прямые вопросы сотрудников об исчезнувшем экспонате она ничего конкретного не говорила.

Вполне возможно, что о странном случае в музее забыли бы уже через несколько месяцев, если бы в централизованную бухгалтерию областного управления культуры однажды не пришло платежное поручение на сумму 949 рублей. Из документа следовало, что деньги эти поступили сюда от станции технического обслуживания автомобилей объединения «Куйбышевавтотехобслуживание», что тогда находилась на улице Антонова-Овсеенко. А переведены упомянутые средства на счет областного управления культуры были… за покупку того самого кузова ВАЗ-2101, который незадолго до того таинственно исчез из музейной экспозиции!

И пошли по коллективу разговоры: «Слышали? Музейный экспонат продали! А кому продали? Никто не знает… Нет, говорят, его купила наш директор! Да не может такого быть!»

Купля-продажа

Разговоры по углам продолжались до тех пор, пока на ближайшем профсоюзном собрании вопрос о законности продажи государственного имущества некоему частному лицу не подняли сразу несколько сотрудников. Конечно же, директора музея Земскову тогда спросили напрямую: не она ли столь удачно приобрела злосчастный автомобильный кузов? Галина Ивановна перед лицом всех собравшихся ответила: «Нет, это не я». В итоге после бурной и нелицеприятной дискуссии коллектив решил создать специальную комиссию, которая и должна была выяснить все обстоятельства этой таинственой покупки.

Через день после упомянутого профсоюзного собрания директор музея ушла в отпуск. Но не успела еще созданная комиссия что-либо выяснить, как стало известно, что Земскова в период отпуска подала в областное управление культуры заявление об уходе со своей директорской должности «по состоянию здоровья». А затем ее заместитель Виолетта Широкова сообщила членам комиссии: «Можете больше не искать покупателя экспоната. Галина Ивановна просила вам передать, что он нашелся». После этого коллективу наконец-то были предъявлены документы, проливающие свет на эту загадочную историю.

Выяснилось, что директор действительно не солгала, когда заявила на собрании, что вовсе не она является покупательницей пресловутого кузова от «копейки». Но тем не менее ее слова все же оказались лишь полуправдой, потому что «операцию» по вывозу экспоната из помещения отдела советской истории, как рассказали очевидцы, организовала, а затем руководила ею… лично Галина Земскова! Но и на этом вся пикантность ситуации отнюдь не исчерпывалась. Из предъявленных коллективу документов о купле-продаже кузова автомашины ВАЗ-2101 следовало, что его приобретателем стал… Владимир Земсков, супруг директора музея, в то время полковник милиции, занимавший совсем немаленькую должность - заместителя начальника УВД Куйбышевского облисполкома. Правда, в момент разбирательства по делу о продаже музейного имущества он уже успел выйти на пенсию.

А для того, чтобы читателю стало понятно, зачем вообще ответственным лицам в 1990 году понадобилось устраивать весь этот сыр-бор с тайным вывозом из музея автомобильного кузова, нужен небольшой комментарий. Предназначается он главным образом современной молодежи, которая, конечно, кое-что слышала о ситуации, существовавшей на отечественном авторынке в советские времена, но знает о ней лишь по рассказам родителей и старших товарищей.

В течение 80-х годов, несмотря на всю мощь АвтоВАЗа, с главного конвейера которого каждые 30 секунд сходила очередная малолитражка, приобрести вожделенную тачку даже для людей с большими должностями обычно оказывалось делом непростым. Нужно было либо довольно долго стоять в очереди на ее покупку, либо договариваться с «нужными» людьми, возможности которых тоже не беспредельны. Поэтому многие были готовы рискнуть чем угодно, даже местом и имиджем - только бы побыстрее стать владельцем легкового автомобиля.

Конечно же, немалую роль в этой истории сыграл и вопрос о стоимости покупки. Как мы знаем, приобретатель выплатил за недоукомплектованную машину 949 рублей. А вот госцена на новую «копейку» в те годы была установлена в размере 5,5 тысяч рублей. Что же касается недостающих до полной комплектации деталей и агрегатов, то, по оценкам специалистов, на «черном рынке» их тогда можно было приобрести всего за 1,5 - 2 тысячи рублей. Получается, что полковник милиции смог купить себе машину не только безо всяких очередей, но и фактически лишь за половину ее стоимости.

Цена формальности

Ну хорошо, скажет искушенный читатель. Пусть даже ответственный работник УВД в 1990 году и злоупотребил своим служебным положением, но ведь он не мог не знать, что исчезновение из музея столь крупного экспоната рано или поздно все равно выплывет наружу! А дальше, по идее, фактом хищения госимущества должны были заняться следственные органы. Но вскоре выяснилось, что как раз преследования со стороны государства супруги Земсковы опасались меньше всего.

Дело оказалось совсем не таким простым, как это представлялось вначале. Конечно же, областная прокуратура была поставлена в известность обо всем произошедшем в музее. Однако в возбуждении уголовного дела по данному скандальному факту вскоре было отказано, и причиной тому оказалась вроде бы сущая мелочь. Как тогда же выяснилось в ходе проверки, автомобильный корпус, вынесенный через проем в стене, оказался… как бы это точнее выразиться… не совсем государственным имуществом, потому что в момент передачи его музею с Волжского автозавода экспонат не был оформлен должным образом и не поставлен на государственный учет. Получалось, что без малого два десятка лет подряд в экспозиции отдела советской истории находилось некое бесхозное имущество, и продолжалось это до тех пор, пока данным обстоятельством не воспользовались супруги Земсковы.

При этом бывший директор музея, как оказалось, обнаружила данный факт задолго до описанных выше событий. В 1990 году встал вопрос о расширении экспозиционных площадей на втором этаже отела советской истории и о переносе автомобильного корпуса в другое место. Вот тогда Галина Земскова и стала изучать документы о том, как этот экспонат оказался в музее краеведения.

Из обнаруженных в архиве записей она выяснила, что в 1973 году прежние сотрудники музея, по всей видимости, из-за спешки, не выполнили в отношении полученного с автозавода кузова ВАЗ-2101 некоторые формальности, предусмотренные инструкциями. В частности, экспонату тогда не был присвоен инвентарный номер, а в учетные книги никто не внес необходимые сведения об источнике и обстоятельствах его приобретения. Как уже понял читатель, именно несоблюдение таких формальностей через много лет и стало причиной утраты музеем одного из своих уникальных экспонатов.

Здесь нужно отметить, что у Земсковой была полная возможность исправить недоработку своих предшественников двадцатилетней давности. Достаточно было поручить отделу фондов внести сведения об экспонате в музейную документацию – и ситуация была бы исчерпана в течение десяти минут. Однако Галина Ивановна никому не стала сообщать о вскрытых ею нарушениях в учете, а спустя несколько месяцев использовала эту информацию в своих корыстных целях.

Уже через пару месяцев после завершения данной истории покупателю удалось недорого доукомплектовать корпус ВАЗ-2101, после чего машина еще несколько лет ездила по городу и по его окрестностям. А потом в стране наступили времена иномарок, когда для многих автомобилистов продукция Волжского автозавода перестала быть желанной и тем более престижной. Что же стало дальше с бывшим музейным экспонатом, автору неизвестно.

Валерий ЕРОФЕЕВ. 


Авторизация через социальные сервисы: Yandex Google Вконтакте Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID WebMoney

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    © 2014-. Историческая Самара.
    Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено.
    Продвижение сайта Дизайн сайта
    Вся Самара
    Разместить свою рекламу